Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.)

Племена индоариев в ранешних ведических текстах стают в виде обществ, выступающих как единое целое, но уже знакомых с соц и имущественными различиями. Другими словами, это племена типа протогосударств во главе с вождями. Из среды рядовых общинников в их выделились две влиятельные прослойки — жрецы-брахманы, хранители ритуально-мифологической памяти, отправлявшие сложные Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) культовые функции и пользовавшиеся большим престижем и большой реальной властью, и правители-военачальники, они же аристократы-кшатрии, которые возглавляли коллективы и управляли ими. Судя по неким данным Ригведы, правители протогосударств выступали в качестве верховных распорядителей публичного достояния, что проявлялось, а именно, в их праве выделять брахманам ту либо иную часть Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) общих земель. Выступая в обыкновенной функции высших субъектов власти-собственности и верховных дистрибуторов, эти правители (раджи) собирали с общинников ренту-налог (как правило это была шестая толика урожая), которая равномерно преобразовывалась из добровольческого взноса в неотклонимую подать. Правители возглавляли аппарат администрации, существовавший за счет дистрибуции лишнего продукта (ренты-налога Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.)) , при этом значимая толика этого аппарата оснащалась из близких родичей правителя, составлявших его опору. В функции администрации во главе с правителем входили охрана коллектива, управление им, судопроизводство и т.п.

Данные текстов свидетельствуют о том, что власть правителей была еще не очень крепкой. В почти всех протогосударствах Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) она была выборной, при этом конкретно там огромным воздействием воспользовались советы старших, собрания авторитетных — событие, которое вдохновляет неких исследователей гласить о “республиках”. В других уже приметен акцент на наследование власти правителя — тогда и собрание старших преобразовывалось в паришад, совет знати при монархе с ограниченными консультативными функциями. Но в любом Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) случае власть правителя не была абсолютной. Правитель обязан был считаться с воззрением членов совета, не говоря уже о обычных нормах и традициях коллектива в целом; бывали случаи, когда не поладившие с подданными правители изгонялись.

Роль советов и собраний старших и авторитетных бывала в особенности приметной в частых случаях жестокой борьбы за власть Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) враждующих авторитетных кланов либо наследников погибшего раджи. В принципе такового рода дела типичны для ранешних протогосударств. Но для старой Индии специфичностью было постепенное обособление в привилегированной группе социально-политических верхов упомянутых уже 2-ух важных слоев — жрецов-брахманов и аристократов-кшатриев. Как упоминалось, база высокого престижа и Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) большой власти слоя жрецов-брахманов заключалась в их монополии на ритуально-мифологическую память и связанные с ней высокочтимые народом культовые отправления. Потому противоборство их друг дружке с острым обоюдным соперничеством, равно как и видимое противодавление 2-ух верхних соц слоев третьему и основному, общинникам-производителям, вело к формированию кастового общества.

Община ведического Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) периода состояла из большесемейных групп, главы которых (“домохозяева” в старых индийских текстах) имели большую власть над супругами, детками и домочадцами. В число последних входили иногда и рабы из числа пленных иноплеменников (даса). По большей части это были рабыни, наложницы домохозяина либо кого-то из взрослых парней его Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) домашней группы, в большинстве случаев его братьев. Детки от этих рабынь не непременно были рабами: статус их зависимо от событий колебался от зависимого до полноправного. Ну и домочадцы из числа родни тоже не были полностью независимы: отец-патриарх имел право заложить кого-то из их в случае нужды, а то и Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) дать жрецам для жертвоприношения. Практика заклада либо проигрыша в игре свидетельствует как об относительности статуса полноправного общинника, так и о существовавших уже отношениях социально-имущественного неравенства, о возникновении долгового рабства, хотя это последнее было еще очень мягеньким. Его чуть ли можно ставить рядом с рабством иноплеменников, даже Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) если для свойства рабов обеих категорий употребляется один и тот же термин — даса.

Как свидетельствуют данные археологии, 1-ые городка в равнине Ганга возникают приблизительно в IX-VIII вв. до н. э. Видимо, это было время, когда консолидировались на базе первых протогосударств более либо наименее большие ранешние страны и в связи с этим Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) интенсивно развивались ремесла и торговые связи. Исторические предания, зафиксированные в форме эпических сказаний, позволяют представить, что конкретно в это время велись жестокие войны меж правителями соперничавших государств — те же войны, которые позднее были воспеты в упоминавшейся уже Махабхарате. Результатом этих войн было, как можно судить, ослабление Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) враждующих сторон, ни одна из которых уже во 2-ой трети I тысячелетия до н. э. не игралась приметной роли в политической жизни. Вобщем, это не мешает тому, что многие из индийских раджей прямо до наших дней приравнивают себя к потомкам воспетых легендами династий — Лунной (Бхаратов) и Солнечной.

Естественно, тут еще больше Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) от прекрасной легенды, чем от исторической правды. Вообщем для политической жизни старой, ну и средневековой Индии было типично доминирование слабеньких и краткосрочных муниципальных образований, которые просто появлялись на свет, стремительно приходили в упадок, сменяя одно другое: их наименования, местности, имена правящей династии — все это соединяется в круговорот Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) практически не запоминающихся заглавий, в большинстве случаев лишенных отличительных признаков. Тяжело сказать, что тут было главной предпосылкой. Быстрее следует гласить о комплексе обстоятельств. Но все таки есть основания считать, что относительная слабость политической власти в истории Индии определялась, сначала, специфичностью индийского общества с его системой строго фиксированных статусов-сословий (варн, позднее Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) каст), раз и навечно определявших место человека посреди других. Жесткая кастовая система была собственного рода кандидатурой слабенькой политической власти, а может быть, и главной ее предпосылкой. Общество полностью могло существовать без сильного страны, без действенной администрации, ибо внутренние его законы с фуррором делали политико-административные функции. Может быть, вот Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) поэтому, невзирая на прекрасные легенды, воспевающие героев эпических сказаний, в реальной жизни Индии оставалось сильно мало места для амбиций властолюбивых политических фаворитов. Но конкретно это принуждает серьезно разглядеть непростую делему древнеиндийских варн.

Варны Слово “варна” соответствует понятиям “вид”, “разряд”, “цвет”. Уже с глубочайшей древности в Индии использовали Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) его для выделения и противопоставления друг дружке главных соц слоев общества. Зафиксированные еще в Ригведе предания исходят из того, что членение общества на противостоящие друг дружке слои исконно, что из уст первочеловека Пуруши появилась варна жрецов-брахманов, из его рук — варна кшатриев, из бедер — варна обычных хлеборобов и скотоводов Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.), т. е. рядовых общинников вайшья. А вот из ступней Пуруши появилась 4-ая и самая низшая варна неимущих и неполноправных, варна шудр. Три высшие варны, на генном уровне связанные с индоариями, числились почтенными, в особенности 1-ые две из их, о льготах и престиже уже шла речь. Представители всех этих арийских варн именовались Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) “два раза рожденными”, ибо по отношению к ним исполнялся ритуал второго рождения, т. е. ритуал посвящения, который выполнялся в детстве и сопровождался надеванием на шейку шнура, материал и цвет которого соответствовал варне. Ритуал второго рождения давал право на обучение профессии и занятиям протцов, после этого каждый мог Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) стать домохозяином, т. е. папой собственного семейства.

Два раза рожденные сначала резко противостояли четвертой варне, состоявшей из неполноправных неариев, и комплектовавшейся, сначала, за счет подчиненных аборигенных племен. 4-ая варна шудр появлялась и формировалась позднее 3-х арийских, так что в нее входили все те, кто по рождению не принадлежал к первым трем Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.). Варна шудр была, само мало, сначала, варной неполноправных. Шудра, а именно, не имел права учить веды и участвовать в ритуалах и культовых отправлениях вровень с представителями других варн — очень беспощадная форма неравноправия для общества, где ритуально-мифологическая жизнь ценилась настолько высоко, как в Индии. Шудра не мог Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.), в силу произнесенного, претендовать на высочайшее соц положение, иногда даже на самостоятельное хозяйство. Удел ремесленника либо слуги, занятие томными и презираемыми видами труда — вот был его жребий.

Со временем, в положении варн происходили некие конфигурации, сущность которых сводилась к понижению статуса третьей и некому увеличению статуса четвертой из их. Варна вайшьев равномерно Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) теряла свои арийские привилегии, включая ритуал второго рождения, и в полном согласовании с обычной нормой социальной структуры общества подобного типа становилась намного ниже первых 2-ух, чьи привилегии сохранялись. Шудры, напротив, с течением времени получали ряд присущих всем остальным варнам прав и тем увеличивали собственный статус. Можно Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) считать, что к середине I тысячелетия до н. э., две высшие варны уже довольно ясно противостояли двум низшим, что правильно отражало действительность жизни: сверху жрецы и вояки, админы и аристократы, снизу — труженики, производители, слуги.

Сложившаяся таким макаром система 4 варн стала очень устойчивой основой для членения индийского общества на незыблемые Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) категории-сословия, статус и место которых были освящены непреложными религиозными нормами. Религия вед с ее пышноватыми кровавыми жертвоприношениями и большой ролью жрецов-брахманов, монополизировавших не только лишь культ и священные ритуалы, но также и практическое право учить тексты и вообщем право на образование, религиозно-философские рассуждения, очень строго стояла на охране варновых Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) различий. Человек рождается в собственной варне и навечно принадлежит конкретно ей, остается в ней. В собственной варне он берет супругу, его потомки тоже надолго остаются в его варне, продолжают его дело. Рождение в той либо другой варне — итог поведения человека в его прошедших рождениях. Этот кардинальный постулат ведической Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) религии с ее мыслью круговорота непрекращающихся перерождений, вид которых находится в зависимости от кармы, т. е. суммы добродетелей и пороков в прошедших существованиях сыграл гигантскую роль в истории и культуре Индии. Он диктовал людям смириться с их местом в мире и обществе, не стремиться к улучшениям и изменениям Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.), но зато вести себя добродетельно и тем облагораживать свою карму с расчетом на будущее. Фактически закон кармы ориентировал людей не на социальную борьбу, которую в сколько-либо приметных масштабах Индия — в отличие, скажем, от Китая — фактически не знала, а на кармическое мышление и даже на уход от активной социальной жизни Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) в поисках спасения либо освобождения от кармы.

Религиозное освящение системы варн оказалось очень действенным. Эта система с течением времени не только лишь не распадалась, но, напротив, становилась все жестче, посильнее, разветвленнее. Укрепляясь, она зарастала новыми разрядами и подразрядами, более дробными подразделениями, т. е. преобразовывалась в ту систему Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) каст, которая дожила до наших дней. Это был неспешный и постепенный процесс, в протяжении которого фактически все племена и народы большущего Индостана, все вторгавшиеся в Индию ее завоеватели, все находившиеся на различных уровнях развития группы населения разных родов деятельности и профессий находили свое место в общей для всей Индии системе Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) каст. Либо, если не находили, оставались вне этой системы, т. е. ниже ее, в положении собственного рода изгоев, неприкасаемых. Принципиально в особенности выделить, что рвение вписаться в общую систему и оказаться в ряду других, пусть даже в самом низу их иерархической лестницы, было актуально принципиальным для каждой группы, ибо оказаться Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) вне системы, в известном смысле вне закона, т. е. на положении раба.

Северная Индия посреди I тысячелетия до н. э.

Об историческом процессе в старой Индии, как упоминалось, не много что понятно. Отрывки из разных религиозных текстов и полулегендарных преданий позволяют считать, что в общем и целом он протекал приблизительно Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) так же, как и всюду, хотя и с несколько наименьшей эффективностью. В протяжении первой половины I тысячелетия до н. э. в Северной Индии шел тот же процесс политической интеграции, что и в остальном древневосточном мире: маленькие протогосударства равномерно становились более большими и трансформировались в ранешние страны, соперничество меж которыми Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) с течением времени становилось все более жестоким. Сильные всасывали слабеньких и расширялись за их счет. В итоге к середине I тысячелетия до н. э. в равнине Ганга и вблизи от нее было приблизительно 16 сравнимо больших стран, в большинстве которых уже установилась наследная монархия и только в Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) неких практиковались разные формы олигархического или аристократического правления с выборными политическими фаворитами.

Предстоящий процесс политической консолидации был, по-видимому, ускорен наружными факторами, а именно столкновениями с державой Ахеменидов. В V в. до н. э. в равнине Ганга существовали два сильных страны, Кошала и Магадха, соперничество меж ними привело к Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) победе Магадхи.

В IV в. до н. э. ей на замену пришла держава Нандов, основанная, по преданию, выходцем из варны шудр, свергнувшим с престола правителя Магадхи и распространившим свои владения на огромную часть бассейна Ганга и к югу от него. Но она просуществовала всего несколько десятилетий, Чандрагупта, тоже из Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) шудр, использовав в собственных интересах связанные с походом Александра действия, в свою очередь сверг династию Нандов и основал империю Маурьев, просуществовавшую по индийским масштабам достаточно длительно — около полутора веков. Конкретно Чандрагупта установил связи с Селевком, женился на его дочери и доброжелательно принял посла Селевка Мегасфена. Сообщения Мегасфена об Индии, сохранившиеся в отрывках Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) в различных старых сочинениях, — принципиальный источник наших познаний о ранешней истории империи Маурьев, ну и вообщем о древнеиндийском обществе.

Итак, середина I тысячелетия до н. э. была отмечена приметной тенденцией к политической консолидации в Северной Индии. И эту тенденцию никак нельзя считать случайной. Напротив, она полностью соответствовала Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) тем суровым внутренним экономическим и социально-религиозным процессам, которые интенсивно протекали в это время. Сначала, это была тенденция к экономической интеграции. Хотя равнина Ганга не была в той же степени, что и равнина Нила, определяющей доминантой всего складывавшегося на ее местности очага развитой цивилизации, она, все же, содействовала как экономической Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) интеграции, так и некому развитию централизованной администрации. Возвышение политических центров в равнине вело к росту и укреплению городов, к развитию ремесла и торгового обмена.

Городка, бывшие, сначала укрепленными крепостями, начинали играть приметную роль в экономике. Большое число ремесленников работало, по-видимому, в системе муниципального хозяйства, что было соответствующим Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) для всех древневосточных обществ на ранешних шагах их развития. Существовали спец мастерские, где производились заказы правящих верхов и администрации. Но равномерно часть времени ремесленники начинали уделять и выполнению приватных заказов. Городские мастера создавали компании, основывали собственные мастерские. Правда, вся частнопредпринимательская деятельность ремесленников и торговцев находилась под серьезным контролем Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) страны. По сведениям Артхашастры — “Науке о политике” — сочинение, написанное, по преданию, советником Чандрагупты брахманом Каутильей и являющееся более теоретическим трактатом, ежели источником, рассказывающим о реальной жизни. Были определены размеры налогов, также количество дней, которое ремесленник должен отработать в гос мастерской; был строго регламентирован также порядок регистрации местожительства, получения разрешения на отъезд Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) и т.п. Под централизованным управлением находились и дорожное строительство, судоходство, морская торговля.

В сфере земельных отношений тоже очень огромную роль игралось правительство, которое выступало как верховный распорядитель земляного фонда. Правительство регулировало подати и повинности населения. Есть основания считать, что вместе с общинными землями существовали необъятные королевские хозяйства типа Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) царско-храмовых земель, соответствующих для ближневосточной древности. Земли в этих хозяйствах обрабатывались или рабами и наемниками-кармакарами, статус которых был довольно близок к рабскому, или арендаторами из числа неимущих и в большей степени выходцев из низших слоев общества. Было и должностное землевладение; земли тут тоже обрабатывались зависимыми либо арендаторами. Но Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) основной формой землевладения была все-же община.

Финансовая интеграция, способствовавшая политической консолидации индийцев посреди I тысячелетия до н. э., была принципиальным фактором, но не единственным и даже не самым основным. Огромную роль в консолидации индийцев как этноса и индийской цивилизации как величавой социокультурной цельности сыграли процессы, протекавшие в Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) это время в духовно-религиозной сфере и на тысячелетия определившие вид всей культуры Индии, духовные ценности ее цивилизации. Эти процессы начались с того, что античные веды стали зарастать уже упоминавшимися истолкованиями и комментами, которые энергично разрабатывались усилиями жрецов разных брахманских каст. На базе активных религиозных поисков появлялись сложные Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) философские построения — сначала упанишады, в каких дебатировались препядствия бытия и небытия, жизни и погибели, первопричины сущего, верховного Абсолюта и т.п. Следует особо выделить, что все эти отвлеченные рассуждения были фактически исключительным достоянием брахманов, которые ревниво оберегали свою монополию на образование, исследование и комментирование священных текстов. Монополия брахманов на познание Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) с течением времени вызывала все большее недовольство со стороны соперничавших с ними кшатриев, чей высочайший политический статус и чья настоящая и возраставшая власть питали это недовольство. Оно было тем паче основательным, что формально кшатрии как два раза рожденные имели право просачиваться в глубинные потаенны религиозно-философской мудрости.

Философские поиски Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) создателей упанишад, к которым равномерно приобщались кроме брахманов и некие кшатрии, приобретавшие огромную значимость в процессе усиления политической власти и централизованной администрации, оказывали определенное воздействие на всю атмосферу духовной жизни старой Индии. Бесспорный авторитет и монопольные позиции брахманов слабели. Естественным следствием этого было возникновение новых религиозно-философских Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) течений и направлений, у истоков которых стояли проповедники-шраманы, имевшие сравнительную независимость мысли и иногда даже отрицавшие святость вед либо стремившиеся поколебать систему варн. Всех этих шраманов соединяла воединыжды оппозиционность классическому брахманизму, но меж собой они расползались очень существенно: одни из их лицезрели собственный эталон в аскезе, другие — в Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) фатализме, третьи — в напористых поисках спасения. К числу приверженцев последнего из этих направлений необходимо отнести буддистов.

Как и другие философско-религиозные учения той поры, буддизм беспристрастно разрушал варновые базы социальной структуры, уравнивая всех собственных последователей перед высшей вечностью величавой нирваны. И так как конкретно это учение более стремительно и Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) разумеется завоевывало популярность в народе сначала 2-ой половины I тысячелетия до н. э., его сочли за благо поддержать правители в первый раз сделанной на местности Индии империи Маурьев. Конкретно в буддизме они лицезрели идеологию, которая могла бы содействовать интеграции социально-политической структуры страны. Забегая вперед, можно сказать, что буддизм Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) как религиозно-философская доктрина не стал таковой идеологией. Не исключено, что это событие, вместе с другими, сыграло свою роль в беспомощности и недолговечности империи Маурьев. Вобщем, справедливости ради стоит увидеть, что и другие буддизму доктрины, которых в старой Индии было много, не обладали вожделенными для правителей потенциями. И это Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.), как упоминалось, сыграло свою роль в формировании специфичности политической системы и вроде бы противостоявшей ей социальной структуры Индии, как старой, так и средневековой.

Старая Индия: политическая система и соц структура Захватив в 317 г. до н. э. власть в Пенджабе и решительно очистив эту часть Индии от остатков греко-македонских гарнизонов Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.), Чандрагупта на развалинах державы Нандов сделал новое правительство Маурьев, которое стало стремительно расширять свои пределы. Особенных фурроров в этом достигнул преемник Чандрагупты Биндусара, который простер пределы страны, превратившегося в одну из огромнейших империй мира, практически на всю местность Индостана и на часть земель Афганистана. Его отпрыск и внук Чандрагупты Ашока (268 – 231 гг Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.). до н. э.) продолжил удачные завоевания, сокрушив сопротивление страны Калинги на востоке Индии.

Империя Маурьев, охватив в итоге этих завоеваний практически весь Индостан, кроме последнего юга, подчинила для себя вместе с высокоразвитыми территориями равнины Ганга либо Пенджаба огромное количество населенных отсталыми племенами периферийных районов. Благодаря включению Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) их в единую политическую систему они получили мощнейший толчок для развития в рамках сложившейся древнеиндийской культуры и социальной структуры. Ашока, выступивший в качестве величавого правителя и реформатора, поставил собственной задачей сделать правительство, основанное на принципах древнеиндийских религиозно-этических норм — дхармы.

Организация империи Маурьев (317 – 180 гг. до н. э.)

Муниципальная администрация была Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) строго организована. Правитель и окружавший его совет сановников — паришад — выступали в функции центрального исполнительного органа, ответственного за принятие принципиальных решений и проведение их в жизнь. Не считая паришада при императоре был потаенный совет из узенького круга доверенных лиц, а в нужных случаях собирался и совещательный презентабельный орган раджасабха Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.), в который входили, видимо, как сановники, так и аристократы из числа до этого независящих правителей, выборные от городских жителей и общин. Судя по организации отдельных ведомств, а именно военного, для управления ими существовал спец штат чиновников, группы которых отвечали за свою сферу деятельности: одни ведали пехотой, другие — боевыми колесницами, третьи Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) — боевыми слонами, четвертые — снабжением и снаряжением войска, пятые — флотом и т. д.

Можно полагать, что аналогичным образом смотрелся бюрократический аппарат и в других ведомствах, сведений о которых нет. Косвенно об этом свидетельствуют, а именно, данные об административном управлении городками. Часть городов управлялась бюрократами центра, другие — провинциальными админами. Принцип управления Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) был этим же: ведомство делилось на группы специализированных чиновников, любая из которых отвечала за собственный участок работы: контроль, взимание налогов и пошлин, надзор за ценами и ценами, сохранностью публичных построек, регистрацией населения и т.п.

Центральному аппарату подчинялись провинциальные, при этом нрав их разнообразил зависимо от степени значимости, уровня развития или Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) отдаленности того либо другого района. В империи было четыре – 5 основных наместничеств, управление которыми производилось как наместниками из центра (ими бывали в большей степени принцы), так и до этого существовавшей там местной администрацией, время от времени во главе с местными правителями-раджами. Аналогичным образом, т. е. в форме сочетания Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) централизованной системы администрации с местной, прямо до общинных органов самоуправления, обстояло дело в провинциях и областях, в том числе в тех районах, где сохранялась местная автономия, как, к примеру, в ганах и сангхах с ненаследственной выборной властью правителей.

Содержание массивного и разветвленного аппарата администрации, равно как и всех аристократов, воинов Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) и вообщем всей сложной гос структуры, падало на плечи трудящихся, сначала крестьян-общинников, выплачивавших в казну шестую долю урожая в качестве ренты-налога и выполнявших разные повинности. Не считая общинного землевладения было должностное, включая храмово-жреческое (земли брахманов и буддийских храмов, также других религиозных организаций и Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) сект), царское и воинское. Все эти формы землевладения были в большинстве случаев условными, а надлежащие земли обрабатывались в большей степени зависимыми арендаторами, также рабами либо кармакарами.

Ашока уделял огромное внимание организации судопроизводства, включая кодификацию норм права. Он также строго смотрел за эффективностью администрации, зачем часто раз в три – 5 лет Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.), устраивал инспекционные ревизии в провинциях, в процессе которых инспекторам вменялось в обязанность строго держать под контролем деяния местных властей и смотреть за соблюдением норм дхармы. В понятие дхармы Ашока включал и религиозную терпимость, хотя некие данные позволяют полагать, что к концу жизни он становился все более ревностным буддистом. Конкретно этот явственный Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) акцент в его деятельности: щедрые дары и пожертвования буддийским храмам, поддержка деятельности буддистов и ограничения по отношению к представителям других религий, включая и брахманизм, вызывал недовольство в стране, большая часть населения которой продолжала по традиции почитать конкретно брахманов и брахманизм.

Дело в том, что, невзирая на упадок брахманизма воздействие его Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) и сформированных им еще в глубочайшей древности институтов, включая систему варн, было во всей Индии очень огромным, а распространение этих институтов на всю местность огромной империи Маурьев еще больше усилило их значение. Заметим, что ориентировавший собственных приверженцев на монашескую жизнь и поиски нирваны ортодоксальный ранешний буддизм Хинаяны Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.), в его более всераспространенной форме Тхеравады не соответствовал с незапамятных времен закоренелой организации общества с его классической системой варн, которая уже самим фактом собственного существования реабилитировала старый брахманизм, равномерно трансформировавшийся в более развитую религиозную форму индуизма. Потому логично, что демонстративный акцент Ашоки в сторону буддизма вызывал недовольство влиятельных слоев древнеиндийского общества Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.), сначала жрецов-брахманов, и что конкретно это недовольство могло иметь следствием ослабление власти правителя, может быть, даже и крушение всей с таким трудом создававшейся системы довольно очевидной централизованной администрации.

Источники смутно и противоречиво молвят о конце жизни Ашоки, но все сходятся в одном: конец его царствования Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) был отмечен серьёзными внутренними неурядицами, распрями на верхах, включая дом самого царя, также усилением дезинтеграционных тенденций в масштабах империи в целом. Есть даже указания на раздел империи преемниками Ашоки. Все это привело в скором времени к окончательному крушению династии и развалу империи. Попытавшийся было вернуть величие Маурьев под эгидой основанной им династии Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) Шунгов Пушьямитра, один из военачальников последнего правителя Маурьев Брихадратхи, которого он убил на военном параде, смог на некое время возвратить под собственный контроль отдельные части распавшейся империи. Но далековато не все и, главное, на короткий срок: при преемниках Пушьямитры династия Шунгов стремительно деградировала, чему содействовали, а Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) именно, затяжные войны с укрепившимся на севере Индии Греко-бактрийским королевством.

Индия после Маурьев. Кушаны. Гупты Противниками греко-бактрийцев, оттеснившими их посреди II н. э. и занявшими их место, были среднеазиатские племена юэчжей. Мигрировавшие под давлением северокитайского племени гуннов (сюнну), господствовавшего на местности татарских степей юэчжи в процессе продвижения на запад через Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) местность современного Синьцзяна (Восточного Туркестана) заняли бактрийские земли и, осев на их, скоро стали известны соседям под наименованием кушанов. Много усвоив из эллинистического наследства бактрийцев, кушаны слились в довольно большое правительство, которое за счет успешных войн с Парфией приметно расширило свою местность и приблизилось на юге к границам Индии Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.). При Кадфизе II кушаны предприняли ряд экспедиций в Индию (хронология кушан вызывает жестокие споры, но приблизительно это было посреди I в. н. э.), а при его преемнике, именитом Канишке, они обуяли значимой частью Индии, включая бассейн Инда и часть бассейна Ганга.

При Канишке Кушанское королевство было на верхушке Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) собственного могущества, а синтез сложившейся на греко-бактрийской базе кушанской культуры с североиндийской в процессе индианизации кушанов сыграл не последнюю роль в развитии культуры этого региона, и ее более известной части — гандхарского искусства, сыгравшего существенную роль в формировании основ иконографии буддизма Махаяны. Что касается этого направления буддизма, то следует Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) сказать, что Канишка, прямо за Ашокой, известен как 2-ой величавый индийский правитель, покровительствовавший буддизму. Конкретно при нем был проведен именитый 4-ый собор буддистов, на котором и были очерчены базы буддизма Махаяны (“Широкая колесница” “Широкий путь к спасению”). Смысл этого направления буддизма и его отличие от начального буддизма Хинаяны в Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) том, что махаянистское направление оказывало несоизмеримо большее внимание буддистам-мирянам. За поддержку монахов и храмов, за верность буддизму были обещаны если и не нирвана — ее как и раньше могли достигнуть только ушедшие от мира монахи— то, во всяком случае, улучшение кармы и даже буддийский рай, по пути к Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) которому их вели святые подвижники-бодисатвы.

Реформа буддизма, связанная с именованием известного буддийского монаха Нагарджуны и осуществленная при покровительстве Канишки, была призвана укрепить позиции очень дальной от мирских интересов религии. В известной мере это удалось: буддизм стал поближе и понятнее людям. Но оттеснить на задний план в самой Индии Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) старый брахманизм, уже удачно трансформировавшийся в индуизм, буддизм так и не смог, хотя в северо-индийских и в особенности пригималайских районах (именитый монастырь Наланда) он удачно существовал и даже развивался еще в протяжении приблизительно тысячелетия. Зато через восточные районы Кушанского королевства буддизм Махаяны как раз со времен Канишки Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) начал свое победоносное продвижение на восток, сначала в Китай.

Распространение буддизма за пределами Индии столкнуло его с местными религиями ряда новых государств и народов, дальними от абстрактно-схоластического мудрствования. Буддизм был должен адаптироваться к их бытовым и религиозно-идеологическим традициям и соответственно претерпевать суровые конфигурации.

Известную роль играл и Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) процесс вещественного обрастания сангхи и монастырей. Обязанность подаяния, лежавшая на мирянах с появлением буддизма, сначала выражалась в умеренных формах: было надо класть в чашу странствующего бхикшу, в молчании опускавшего глаза долу, горстку риса либо незначительно какой-нибудь другой пищи. Но равномерно поменялись не только лишь масштабы, да и нрав благочестивой милостыни. Пожертвования Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) в пользу монастырей приняли большие размеры, а сами монастыри с течением времени перевоплотился из аскетически-скромных убежищ для нищих монахов в прекрасные общежития для принципиальных деятелей буддийской церкви, за которыми наименование бхикшу (нищие) сохранилось только по традиции. Исследование буддийских писаний, которых со временем становилось больше, не могло Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) на сто процентов исчерпывать всю актуальную активность этих бессчетных кадров. Она находила применение в усиленном мифотворчестве и в выдумывании новых обрядов, для разъяснения смысла которых опять-таки приходилось придумывать новые и все более причудливые легенды. Так эволюционировала хинаяна.

Формирование хозяйственной культуры Южной и Юго-Восточной Азии почти во Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) всем определялось теми высшими духовными и мировоззренческими ценностями, которые формировались в контексте всераспространенных тут религиозных и религиозно-философских систем — индуизма и буддизма.

Достояние — символ, свидетельствующий о доблести, щедрости, широте натуры феодала. Этот символ может быть реализован только при демонстрации им обозначенных свойств. Таким макаром, высший момент удовольствия богатством — его Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) расточение в присутствии наибольшего числа людей, участвующих в его поглощении, получающих долю от щедрот феодала.

Такие явления наблюдаются в обычных обществах, относящихся к разным духовным, религиозно-культурным системам. В индийской “Жизни Викрамы” говорится: “Если есть средства, даруй их либо растрачивай на удовольствия, но не надо их накапливать”.

Таким макаром Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.), достояние, собственность — это собственного рода овеществленные дела. Достояние воплощает знатность, могущество, мудрость, доблесть и фортуну собственного обладателя и потому неотделимо от него, оно всегда “имеет имя”.

Так как фуррор проф деятельности в рамках традиционалистского сознания индуиста определяется его конкретно-вещным выражением, то достояние тут существует не в форме капитала, а быстрее — в Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) классической форме сокровища. Его внедрение не выходит за границы практической рациональности, присущей мирской активности, основанной на чисто практических интересах и лишенной ориентации на какое-либо наружное по отношению к ней, духовное, нравственное либо формальное, начало. Потому, в отличие от протестантизма, в Индии рвение к богатству и роскоши Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.), если они дозволяются кастовой дхармой, не ограничиваются необходимостью инвестиций, для которых, в свою очередь, тут нет религиозно-этических импульсов.

В буддистской хозяйственной культуре также главное значение имеет отношение к проявлениям экономической жизни, а не собственность, достояние, труд сами по для себя. Но в контексте массового, народного буддизма собственность, благополучие, достояние Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) не отрицаются, если нет внутренней привязанности к ним, нет страстного желания разбогатеть. Более того, вещественное благополучие уважается, и считается оправданным как свидетельство неплохой кармы, как воздаяние за награды в прошедших рождениях. Но чтоб не попортить кармический баланс и не лишиться благополучия в дальнейшем, следует избегать жадности, скупости, страстной погони за Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) наживой.

В буддистском складе ума представление о праведном богатстве основывается на отсутствии привязанности к нему. Безразличие к вещественному благосостоянию нужно подтверждать, просто расставаясь с собственностью: раздавая щедрую милостыню монахам, жертвуя на культовые нужды, строительство пагод, на церемонии, паломничество. Есть и не связанные конкретно с религией, но порождаемые буддистским Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) миропониманием формы благотворительности — вещественная поддержка более бедных родственников и соседей, угощение и общие празднества и т. п. Вещественные блага вроде бы обмениваются на духовные, кармические награды.

Достояние оказывается включенным в широкую сеть соц отношений типа патрон-клиент, являющихся основой социокультурной организации буддийских государств. Самые богатые семьи оказываются также и Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) самыми бессчетными, потому что поддерживают необъятную клиентелу, и самыми влиятельными. Вещественное достояние “перетекает” в скопление соц связей и в итоге — во власть.

Буддистский практицизм основывается на эталоне срединности — избегании крайностей и чрезмерности. Умеренное благосостояние, отсутствие привязанности к принадлежности, страстной жажды богатства и азарта конкурентноспособной борьбы, также и избегание Социальная структура индоариев периода вед (конец II-начало I тысячелетия до н. э.) бедности, заставляющей сосредоточивать все силы и помыслы на пропитании, — все это заходит в буддийское понятие “срединного пути” .


socialnie-instituti-obshestva-referat.html
socialnie-izmeneniya-referat.html
socialnie-kontakti-otnosheniya-s-roditelyami-i-druzyami.html