Социальная психологии в моей жизни 7 глава

Социальная психологии в моей жизни 7 глава

{От первого воспоминания при знакомстве могут зависеть все следующие суждения, потому оно очень важно}

Базовая ошибка атрибуции

Как станет понятно из следующих глав, важный урок социальной психологии – понимание того большущего воздействия, которое оказывает на нас соц обстановка. Наше внутреннее состояние – а означает, наши слова и дела – повсевременно находится в зависимости от ситуации (и Социальная психологии в моей жизни 7 глава от того, что мы сами привносим в нее). Даже малозначительное изменение экспериментальных характеристик приводит иногда к очень приметным изменениям в поведении испытуемых. У меня была возможность убедиться в этом на своем опыте, так как мне приходилось проводить занятия и днем (в половине девятого), и вечерком (в семь часов Социальная психологии в моей жизни 7 глава). С утра меня встречали отсутствующие взоры, а вечерком часто приходилось припоминать студентам, что они не на вечеринке. В обеих ситуациях одни студенты были более разговорчивы, ежели другие, но отличие меж этими ситуациями было настолько приметным, что его нельзя было приписать только личным различиям.

Исследователи, изучающие атрибуцию, нашли, что мы часто Социальная психологии в моей жизни 7 глава оказываемся неспособными оценить этот принципиальный урок. Интерпретируя чье-либо поведение, мы недооцениваем воздействие ситуации и переоцениваем роль личных особенностей и установок. Так, даже зная, что разговорчивость студентов во время занятий находится в зависимости от времени суток, я сообразил: мне тяжело не поддаться искушению и не разъяснить её Социальная психологии в моей жизни 7 глава тем, что «утренняя аудитория» состояла из наименее склонных к трепотне студентов, чем «вечерняя».

То, что схожая недооценка ситуации, нареченная Ли Россом базовой ошибкой атрибуции,вправду имеет место, неоднократно подтверждено различными тестами (Ross, 1977). Создатели первого исследования такового рода, Эдуард Джоунс и Виктор Гаррис, завлекли студентов Института Дьюка к роли в дискуссии о Социальная психологии в моей жизни 7 глава кубинском фаворите Фиделе Кастро и предложили им выступить с речами в его поддержку либо с осуждением его политики (Jones & Harris, 1967). Когда слушателям гласили, что позиция оратора определена им самим, они полностью разумно подразумевали, что речь его отражает установки, которых он сам держится. Но что вышло, когда студентам произнесли Социальная психологии в моей жизни 7 глава, что позиция предписана управляющим дискуссии? Они писали более убедительные речи, чем можно было ждать от людей, которые всего только «пляшут под чужую дудку» (Allison et al., 1993; Miller et al., 1990). Как следует, даже зная, что оратору было предписано придерживаться прокастровской позиции, студенты, все же, не смогли удержаться и не приписать Социальная психологии в моей жизни 7 глава ему некую симпатию к Кастро (рис. 3.2). Ход их мыслей, вероятнее всего, был таким: «Да, я знаю, что эту позицию ему навязали, но, по-моему, он и сам частично согласен с ней».

Рис. 3.2. Базовая ошибка атрибуции.Слушая выступавших с критикой Кастро и в его поддержку, участники дискуссии, даже зная о том Социальная психологии в моей жизни 7 глава, что ораторы «озвучивают» навязанную им позицию, все равно причисляли её им самим

Свидетельства в пользу этого парадокса были получены также Питером Дитто и его сотрудниками, когда они попросили парней повстречаться с дамой, которая была их помощницей (Ditto et al., 1997). После встреч дама обрисовывала свои воспоминания о каждом из их Социальная психологии в моей жизни 7 глава, а им необходимо было додуматься, как они по сути ей приглянулись. Если в отзыве перечислялись только нехорошие воспоминания, мужчины не воспринимали её критику в расчет и гласили, что она делает приказ. Но когда черта была прельщающей, обычно, мужчины приходили к выводу о том, что по сути приглянулись ей, при этом не Социальная психологии в моей жизни 7 глава имело значения, верили ли они в её доброжелательность по своей воле либо по приказу. Когда базовая ошибка атрибуции служит нашим своим интересам, она воспринимает угрожающие размеры.

Ошибка атрибуции так «вошла в нашу плоть и кровь», что, даже зная, что поведение того либо другого человека вызвано нами самими, мы все Социальная психологии в моей жизни 7 глава же недооцениваем роль наружного воздействия. Если одни испытуемые высказывают какое-либо мировоззрение, которое позже должны повторить другие испытуемые, 1-ые все равно склонны созидать в последних людей, в той либо другой мере разделяющих это мировоззрение (Gilbert & Jones, 1986). Испытуемые, которых требуют гиперболизировать либо умалять собственные плюсы во время Социальная психологии в моей жизни 7 глава интервью, отлично отдают для себя отчет в том, для чего они это делают. Но они не понимают собственного воздействия на другого человека. Если Хуан ведет себя робко, его наивный партнер Боб тоже будет вести себя робко. Хуану не составит труда осознать, почему он сам ведет себя конкретно так, но он решит, что Социальная психологии в моей жизни 7 глава бедолага Боб мучается от низкой самооценки (Baumeister et al., 1988). Короче говоря, мы склонны мыслить, что другие – конкретно таковы, как ведут себя. Люди, встречавшие Золушку в доме её отца, где мачеха и сестры помыкали ею, считали её безмолвным существом, а царевич, танцуя с ней на балу, увидел Социальная психологии в моей жизни 7 глава в ней прелестную и учтивую кросотку.

Интерпретируя поведение окружающих,мы совершаем фундаментальную ошибку атрибуции, свое же собственное поведение часто объясняем ситуацией. Как следует, Джон может разъяснить свою несдержанность обстоятельствами («Я рассердился, так как все идет не так, как надо»), а Элис может пошевелить мозгами по другому («Он рассердился, так как Социальная психологии в моей жизни 7 глава вообщем злюка»). Говоря о для себя, мы обычно описываем свои деяния и реакции («Меня раздражает, когда…). Говоря о ком-нибудь другом, мы почаще характеризуем этого человека («Он раздражительный») (Fiedler et al., 1991; McGuire & McGuire, 1986; White & Younger, 1988).

Даже в отсутствие наружных сил мы можем приписать свое поведение конкретно им. В главе Социальная психологии в моей жизни 7 глава 2 мы уже гласили о том, что люди часто ошибаются в прогнозах относительно собственных чувственных реакций на те либо другие действия. Почаще, чем мы ожидаем, мы удовлетворяемся тем, что преподносит нам жизнь. Участники соревнований считают более важными те призы, которые они захватили. В людях появляется неожиданная симпатия к тем, с кем им Социальная психологии в моей жизни 7 глава предстоит повстречаться. Поступая таким макаром, люди начинают приписывать свои фортуны некоему наружному фактору – типо влиятельной, обладающей проницательностью и благорасположенной к ним силе (таковой, к примеру, как подсознательное воздействие в опытах Дэниела Гилберта и его коллег) (Gilbert et al., 2000). Нечто схожее происходит тогда и, когда ивовый пруток сгибается Социальная психологии в моей жизни 7 глава, подчиняясь неуловимому движению мускул того, кто держит его в руке: может создаться воспоминание, что пруток реагирует на движение подземных вод. Даже тогда, когда маятник запускается своим неосознанным движением руки, может показаться, что и в этой ситуации не вышло без наружной силы (Hyman, 1999).

Базовая ошибка атрибуции в ежедневной жизни

Если нам понятно Социальная психологии в моей жизни 7 глава, что благодарить за покупки и вожделеть фортуны заходит в обязанность контролера расчетного узла, будем ли мы автоматом считать его обходительным и благожелательным человеком? Очевидно, мы знаем стоимость поведению, которое считаем следствием укрытых побудительных мотивов (Fein et al., 1990). И все-же давайте поглядим, что вышло, когда студенты Williams Социальная психологии в моей жизни 7 глава College дискутировали с предполагаемым будущим клиническим психологом – студенткой, которая держалась или сердечно и миролюбиво, или холодно и отчужденно. Исследователи, Дэвид Наполитан и Джордж Готалс, заблаговременно предупредили половину участников опыта о том, что её поведение будет спонтанным (Napolitan & Goethals, 1979). Другой половине было сказано, что её – это вытекало из целей опыта Социальная психологии в моей жизни 7 глава – проинструктировали вести себя миролюбиво либо холодно. Как повлияла это информация? Да никак. Если она держалась приветливо, они делали вывод о том, что она и по сути миролюбивый человек, если держалась отчужденно, её считали антипатичным человеком. То же самое происходит с нами, когда мы лицезреем куколку, сидящую на коленях у чревовещателя, либо киноактера Социальная психологии в моей жизни 7 глава, исполняющего отрицательную либо положительную роль: нам тяжело отвертеться от мысли, что деяния, предписанные сценарием, отражают внутреннюю диспозицию. Может быть, вот поэтому Леонард Нимои, исполнитель роли доктора Спока в «Звездном пути» (Star Trek),озаглавил свою книжку «Я – не доктор Спок».

«Люди склонны приписывать острый разум тем, кто «тестирует» познания Социальная психологии в моей жизни 7 глава других, к примеру ведущим телеигры «Кто желает стать миллионером?».»

То, что соц давление вправду недооценивается, было подтверждено и в наводящем на размышления опыте, проведенном Ли Россом и его сотрудниками (Ross et al., 1977). В опыте были воссозданы реальные действия из жизни самого Росса, произошедшие на его пути от Социальная психологии в моей жизни 7 глава выпускника до доктора. Устный экзамен на докторскую степень закончился для него унизительным провалом, ибо экзаменаторы, блестящие доктора, практически учинили ему допрос по тем дилеммам, в каких специализировались. Спустя полгода доктор Росс сам стал экзаменатором и получил право задавать никак не обыкновенные вопросы по темам, которые были его «коньком». Студент Росса, потерпевший Социальная психологии в моей жизни 7 глава беду, позже признался, что ощущал то же самое, что сам Росс шестью месяцами ранее: он был отчаянии от собственного невежества, а тривиальная гениальность экзаменаторов просто потрясла его.

Опыт, проведенный Россом при участии Терезы Эмебайл и Джулии Стейнмец, представлял собой инсценировку викторины. Студенты Стэнфордского института вошли в состав Социальная психологии в моей жизни 7 глава случайных выборок: одни исполняли роли ведущих, другие – участников игры и третьи – зрителей. Исследователи предложили ведущим задавать вопросы потруднее, чтоб показать всю свою эрудицию. Любой из нас, делая упор на свою репутацию, способен сконструировать вопросы вроде последующих: «Где размещен полуостров Бэйнбридж?», «Как окончила свои деньки Мария Стюарт, царица Шотландии?» либо Социальная психологии в моей жизни 7 глава «Какой материк, Европа либо Африка, имеет более протяженную береговую линию?» Если даже эти, не самые сложные вопросы, принудили вас ощутить себя не очень образованным человеком, тогда вы полностью оцените результаты опыта. (Ответы приведены ниже).

[Ответы на вопросы. 1. У Тихоокеанского побережья США, их делит залив Пьюджет-Саунд. 2. Она была обезглавлена по Социальная психологии в моей жизни 7 глава приказу царицы Елизаветы. 3. Хотя Африка более чем вдвое превосходит Европу по площади, береговая линия Европы длиннее: она более зигзагообразная и изобилует бухтами и фьордами – географический факт, с помощью которого Европа сыграла важную роль в истории морской торговли.]

Всем понятно, что задающий вопросы обладает определенным преимуществом. Но и участники игры, и зрители Социальная психологии в моей жизни 7 глава (не задававшие вопросов) пришли к неправильному выводу: они решили, что участники игры, задававшие вопросы, по сути более понимающие люди, чем те, кто отвечал на их (рис. 3.3). Результаты исследования, которое было проведено после викторины, проявили, что подобные заблуждения навряд ли можно приписать недостаточной социальной компетентности, тем паче что Социальная психологии в моей жизни 7 глава умные и социально компетентные люди даже более склонны к ошибке атрибуции (Block & Funder, 1986).

Рис. 3.3.И участники инсценированной викторины, и её зрители сочли, что избранный наобум ведущий – более образованный человек, чем участник игры. На самом же деле ведущий всего только создавал воспоминание более знающего человека благодаря той роли, которую исполнял Социальная психологии в моей жизни 7 глава. То, что участники опыта проходят мимо этого происшествия, иллюстрирует фундаментальную ошибку атрибуции

Обычно, в реальной жизни начинают и держут под контролем беседы люди, наделенные социальной властью, в итоге чего «мелкие сошки» начинают переоценивать их познания и ум. Докторы, к примеру, часто числятся спецами в различных областях, не имеющих никакого дела к медицине Социальная психологии в моей жизни 7 глава. Точно так же и студенты нередко переоценивают нестандартность собственных преподавателей. (Педагоги выступают в той же роли, что и ведущие в опыте, о котором речь шла выше: они задают вопросы по темам, которые в особенности отлично знают.) Когда же некие из этих студентов потом сами становятся преподавателями и выяснят Социальная психологии в моей жизни 7 глава, что посреди их коллег много полностью неиндивидуальных личностей, они, обычно, очень удивляются.

Чтоб проиллюстрировать фундаментальную ошибку атрибуции, большинству из нас не нужно далековато ходить: полностью довольно обратиться к собственному опыту. Твердо решив завести новые знакомства, Бев «приклеивает» на лицо ухмылку и, волнуясь, «совершает прыжок в вечеринку». Все другие ощущают себя Социальная психологии в моей жизни 7 глава полностью раскованно и, смеясь, говорят вместе. Пытаясь осознать, в чем дело, Бев спрашивает себя: «Почему все ощущают себя в компаниях так свободно, а я вечно нервничаю и смущаюсь?» В реальности же все другие тоже нервничают и совершают аналогичную ошибку атрибуции, полагая, что Бев и другие по сути Социальная психологии в моей жизни 7 глава такие, какими кажутся со стороны, – уверенные внутри себя и компанейские.

Атрибуции ответственности лежат в базе многих судебных решений (Fincham & Jaspars, 1980). В 1994 г. в течение недели после ареста О. Дж. Симпсона, обвиненного в убийстве бывшей супруги и её возлюбленного, группа исследователей из Калифорнийского института в Лос-Анджелесе (UCLA),возглавляемая Сандрой Грэхем Социальная психологии в моей жизни 7 глава, опрашивала обитателей Лос-Анджелеса, избранных из тех, кто не колебался в виновности Симпсона. Респонденты, полагавшие, что он сделал грех в состоянии аффекта, высказывались за относительно мягкое наказание (Graham, 1997). Те же, кто считал убийство умышленным, добивались более грозного наказания. Дело Симпсона – пример многих юридических противоречий. Мировоззрение прокурора: «Вы виноваты, ибо Социальная психологии в моей жизни 7 глава у вас была возможность поступить иначе». Мировоззрение подсудимого: «Я не повинет. Я стал жертвой ситуации». Либо: «В сложившихся обстоятельствах я не сделал ничего дурного».

Почему мы совершаем ошибку атрибуции?

До сего времени мы гласили о необъективном подходе к разъяснению поведения других людей, которое проявляется в том, что мы Социальная психологии в моей жизни 7 глава часто игнорируем массивные ситуационные детерминанты. Но этого не происходит, когда идет речь об интерпретации нашего собственного поведения. Почему?

Точка зрения и понимание ситуации

Различие меж действующим лицом и наблюдателем.По воззрению теоретиков атрибуции, мы по-разному воспринимаем собственное поведение и поведение окружающих (Jones & Nisbett, 1971; Jones, 1976). Когда мы сами действуем, нашим Социальная психологии в моей жизни 7 глава вниманием управляет окружающая обстановка. Когда же мы смотрим за действиями других людей, в центре нашего внимания оказываются конкретно они, эти «действующие лица», а ситуация становится относительно невидимой. Проведя аналогию с восприятием «фигура–фон», можно сказать, что совершающий то либо другое действие человек – это фигура, выделяющаяся на фоне окружающей Социальная психологии в моей жизни 7 глава его обстановки. Потому он и воспринимается как причина всего происходящего. Предположив, что эта теория верна, чего мы должны ждать, если б у нас появилась возможность посмотреть на самих себя со стороны? Что вышло бы, если б мы могли узреть себя такими, какими лицезреют нас окружающие, и если б мы могли Социальная психологии в моей жизни 7 глава узреть мир их очами? Сумело бы это убрать либо «развернуть на 180°» типичную ошибку атрибуции?

Любопытно, можете ли вы предсказать итог профессионального опыта, проведенного Майклом Стормзом (Storms, 1973)? Представьте для себя, что вы – один из его участников. Вы сидите напротив другого студента, с которым вам предстоит беседовать в течение нескольких минут Социальная психологии в моей жизни 7 глава. Сзади вас установлена телекамера, которая «видит» вашего собеседника точно так же, как и вы, а на вас, не считая него, «смотрят» другая телекамера и наблюдающий. Потом вы смотрите видеозапись, сделанную первой телекамерой, и совместно с наблюдателем обсуждаете вопрос о том, что больше воздействовало на ваше поведение – ваши личностные Социальная психологии в моей жизни 7 глава свойства либо ситуация.

Вопрос:кто из вас – испытуемый либо наблюдающий – припишет ситуации наименьшую роль? По данным Стормза, – наблюдающий (что является ещё одним подтверждением базовой тенденции атрибуции). Что произойдет, если мы предложим вам и наблюдающему поглядеть видеозапись, сделанную другой камерой, т. е. предложим вам посмотреть на себя самого, а наблюдающему – на то Социальная психологии в моей жизни 7 глава, что лицезрели вы? Произойдет оборотное: сейчас уже наблюдающий будет гласить, что на ваше поведение больше повлияла ситуация, а вы – что ваши личностные свойства. Аналогичный эффект оказывает и припоминание того, что воспринималось с позиции наблюдающего, т. е. «взгляд» на себя самого со стороны (Frank & Gilovich, 1989).

Участники опыта просматривали видеозапись Социальная психологии в моей жизни 7 глава, сделанную в милиции во время допроса подозреваемого. Если им показывали то, что зафиксировала камера, снимавшая только подозреваемого в то время, как он давал показания, им казалось, что он делает это добровольно. Если же испытуемым показывали то, что запечатлел оператор, снимавший детектива, им казалось, что признания подозреваемого – быстрее итог оказанного Социальная психологии в моей жизни 7 глава на него давления (Lassiter & Irvine, 1986). Большая часть видеозаписей признаний подсудимых в зале суда изготовлены камерами, направленными конкретно на подсудимых в момент признания. По воззрению Дэниела Ласситера и Кимберли Дадли, если б подобные записи использовались прокурорами, то, как и следует ждать, количество обвинительных приговоров достигнуло бы 100% (Lassiter & Dudley, 1991). Может быть, более Социальная психологии в моей жизни 7 глава беспристрастной была бы видеозапись диалога подозреваемого и следователя.

С течением времени точки зрения меняются.По мере того как образ человека, которого наблюдатели лицезрели только в один прекрасный момент, стирается из их памяти, растет роль, приписываемая ими ситуации. Конкретно после того, как кто-то защищал навязанную ему позицию Социальная психологии в моей жизни 7 глава, людям, слышавшим это, кажется, что выступавший конкретно так и задумывается. Спустя неделю они уже более готовы к тому, чтоб приписать услышанное ситуативному принуждению (Burger, 1991). На последующий денек после президентских выборов Джерри Бергер и Джули Павелич спросили у избирателей, чем, по их воззрению, можно разъяснить их результаты (Burger & Pavelich, 1994). Большая часть приписали их Социальная психологии в моей жизни 7 глава личным качеством кандидатов и их положению (принадлежность к правящей партии давала больше шансов на победу). Спустя год другие избиратели ответили на этот вопрос по другому: только третья часть респондентов приписали итог самим кандидатам, большая часть растолковали их такими обстоятельствами, как подходящая общая обстановка в стране и устойчивая экономика Социальная психологии в моей жизни 7 глава.

Размышления о результатах 6 президентских выборов, прошедших в США с 1964 по 1988 г., изложенные в передовицах ряда газет, также свидетельствуют о том, что со временем роль «ситуационных объяснений» растет (Burger & Pavelich, 1994). Сходу после выборов создатели передовиц писали в большей степени о самих кандидатах и о том, как они провели избирательные Социальная психологии в моей жизни 7 глава кампании. Спустя два года их внимание переключилось на ситуацию. «Призрак Уотергейта… расчистил [Картеру] путь к президентству», – писала в редакционной статье газета New York Times.

Происшествия способны также поменять и нашу точку зрения на самих себя. Когда мы лицезреем себя на телеэкране, наше внимание ориентировано на нас самих. То же самое происходит Социальная психологии в моей жизни 7 глава тогда и, когда мы смотрим на себя в зеркало, слышим собственный глас, записанный на магнитофонную ленту, фотографируемся либо заполняем биографический опросник: наше внимание ориентировано вовнутрь, и мы понимаем не ситуацию, а самих себя.Оглядываясь вспять, на окончившиеся крахом дела, которые когда-то казались такими же непотопляемыми, каким казался в Социальная психологии в моей жизни 7 глава свое время и «Титаник», люди способны узреть «айсберги» (Berscheid, 1999).

Самоосознание.Результаты процесса самоосознания были исследованы группой исследователей во главе с Робертом Уикландом и Шелли Дювалем (Duval & Wicklund, 1972; Wicklund, 1979; 1982). Когда наше внимание сосредоточено на нас самих, мы возлагаем на себя огромную ответственность. Это экспериментально обосновали Аллан Фенигштейн Социальная психологии в моей жизни 7 глава и Чарльз Карвер, предложившие испытуемым представить себя в гипотетичных ситуациях (Fenigstein & Carver, 1978). Те испытуемые, которые задумывались, что слышат свое сердцебиение во время обдумывания ситуации (таким макаром экспериментаторы побудили их обдумывать себя), считали себя более ответственными за воображаемые последствия собственного решения, чем те, кто задумывался, что слышал сторонний шум.

Есть люди, чье внимание Социальная психологии в моей жизни 7 глава в большинстве ситуаций сосредоточено на их самих. В опытах они (т. е. люди, которые соглашаются с такими утверждениями, как «Обычно я внимателен к тому, что происходит у меня в душе» ) ведут себя так же, как люди, внимание которых сосредоточено на своем изображении в зеркале (Carver & Scheier Социальная психологии в моей жизни 7 глава, 1978). К примеру, те, чье внимание сосредоточено на самих для себя – или эпизодически, во время опыта, или так как они вообщем принадлежат к категории осознающих себя индивидуумов, – лицезреют себя в большей степени так же, как наблюдатели, т. е. со стороны: они разъясняют свое поведение сначала своими личностными свойствами и только Социальная психологии в моей жизни 7 глава во вторую – ситуацией.

Все эти опыты указывают на причину ошибки атрибуции: мы находим предпосылки там,где ищем их. В том, что это вправду так, вы сможете убедиться и на своем опыте. Попытайтесь ответить на таковой вопрос: что за человек ваш педагог социальной психологии, неразговорчивый либо разговорчивый?

Сдается мне, что вы считаете Социальная психологии в моей жизни 7 глава его очень компанейским. Но следует подразумевать и такое событие: ваше внимание сосредоточено на педагоге тогда, когда он действует в определенном соц контексте, требующем от него общения. Сам же педагог следит за своим поведением в самых различных ситуациях: в аудитории, на собраниях, дома. «Я – разговорчивый?! – удивляется он. – Все Социальная психологии в моей жизни 7 глава находится в зависимости от ситуации. На упражнениях и в компании близких друзей я вправду компанейский человек. Но на различных собраниях и в незнакомых ситуациях я чувствую и веду себя довольно скованно». Мы ясно понимаем, как наше поведение изменяется зависимо от ситуации, потому лицезреем себя не такими «однозначными», как нас воспринимают Социальная психологии в моей жизни 7 глава другие (Baxter & Goldberg, 1987; Kammer, 1982; Sande et al., 1988). «Найджел – взвинченный, Фиона – уравновешенная. А я – как когда».

Чем меньше у нас способности следить за поведением людей в различных ситуациях, тем паче мы склонны разъяснять их поведение личностными свойствами. Этот парадокс был исследован Томасом Гиловичем: он показывал одним участникам опыта видеозапись чьих-либо Социальная психологии в моей жизни 7 глава действий и просил других обрисовать их (Gilivich, 1987). Воспоминания зрителей были более резкими, гиперболизированными; частично это разъясняется тем, что они при просмотре видеозаписи направляли больше внимания на персонаж, а не на ситуацию (Baron et al., 1997). Точно так же и наши воспоминания о тех, о ком нам поведали друзья Социальная психологии в моей жизни 7 глава, обычно, резче, ежели воспоминания из первых рук – т. е. самих друзей (Prager & Cutler, 1990).

Культурные различия.На ошибку атрибуции оказывают влияние также и культурные различия (Ickes, 1980; Watson, 1982). Западное миропонимание предрасполагает к тому, чтоб считать предпосылкой событий не ситуации, а конкретно людей. Общество склонно одобрять те разъяснения, которые основаны на личных Социальная психологии в моей жизни 7 глава качествах человека (Jellison & Green, 1981). «Ты можешь это сделать!» – уверяет нас пользующаяся популярностью психология – детище позитивно мыслящей западной культуры.

Создатели этого призыва исходят из последующей предпосылки: имея правильные диспозицию и установку, хоть какой человек способен решить чуть ли не всякую делему: ты имеешь то, чего заслуживаешь, и заслуживаешь то, что имеешь Социальная психологии в моей жизни 7 глава. Вот поэтому мы часто объясняем дурное поведение, наклеивая на человека определенный ярлычек – «слабак», «лентяй» либо «садист». Представители западной культуры с самого юношества обучаются разъяснять поведение окружающих их личностными свойствами (Rholes et al., 1990; Ross, 1981). Вот какой случай произошел с одним из моих отпрыской, когда он обучался в первом классе. Ему необходимо Социальная психологии в моей жизни 7 глава было расположить слова «ворота», «за рукав», «Тома» и «зацепили» таким макаром, чтоб фраза заполучила смысл. Его учитель, применив к школьному материалу установки западной культуры, признал вариант отпрыска – «Ворота зацепили Тома за рукав» – неправильным. «Правильным» бы тот вариант, который «возлагал ответственность» за происшедшее на самого Тома, т. е. «Том Социальная психологии в моей жизни 7 глава зацепился рукавом за ворота». Базовая ошибка атрибуции присуща всем изученным культурам (Krull et al., 1999). Но выходцы из государств Восточной Азии несколько более чувствительны к роли ситуации и, как следствие, наименее склонны считать поведение окружающих проявлением их личных свойств (Choi et al., 1999; Farwell & Weiner, 2000).

{Внимание сосредоточено на человеке.Вы Социальная психологии в моей жизни 7 глава смогли бы прийти к выводу о том, что ваш педагог по социальной психологии либо педагог, изображенный на этой фото, по собственной природе – компанейский человек?}

Некие языки способствуют наружной атрибуции. К примеру, заместо того чтоб сказать «Я опоздал», испанец может пользоваться идиомой: «Часы явились предпосылкой моего опоздания». Люди, воспитанные в традициях Социальная психологии в моей жизни 7 глава коллективистской культуры, пореже воспринимают других исходя из убеждений индивидуальных диспозиций (Lee et al., 1996; Lebrowitz-McAtthur, 1988) и наименее склонны к спонтанной интерпретации их поведения как отражения какого-нибудь личного свойства (Newman, 1993). Когда речь входит о чьих-либо поступках, от янки быстрее, ежели от индуса, можно ожидать диспозиционного разъяснения («Она Социальная психологии в моей жизни 7 глава добрая»); индус же предпочтет ситуационное разъяснение: «С нею были её друзья» (Miller, 1984).

Как фундаментальна базовая ошибка атрибуции?

Как и большая часть мыслях, побуждающих к размышлению, предположение, что все мы подвержены к базовой ошибке атрибуции, не избежало критики. Некие его оппоненты молвят приблизительно последующее: представим, существует пристрастие атрибуции. Но в каждой определенной ситуации Социальная психологии в моей жизни 7 глава оно может «сработать» и стать предпосылкой ошибки, а может и не «сработать», подобно тому как предки, склонные считать, что их ребенок не употребляет наркотики, могут ошибаться, а могут быть правы (Harvey et al., 1981). Мы можем быть необъективны по отношению к правде. Более того, некие происшествия ежедневной жизни, к примеру Социальная психологии в моей жизни 7 глава пребывание в церкви либо на интервью, связанном с трудоустройством, похожи на опыты, о которых было поведано выше. Разумеется, что в обоих случаях люди оказываются под давлением. «Действующие лица» понимают его лучше, чем наблюдатели, что и становится предпосылкой ошибки атрибуции. Но в других критериях – у себя дома, в парке – люди Социальная психологии в моей жизни 7 глава проявляют свою особенность и могут принимать собственное поведение как более непосредственное, чем считают наблюдатели (Monson et Snyder, 1977; Quattrone, 1982; Robins et al., 1996). Как следует, утверждение о том, что всегда и при всех обстоятельствах наблюдатели недооценивают воздействие ситуации, – преувеличение. Вот поэтому многие социальные психологи соглашаются с Эдвардом Джоунсом и Социальная психологии в моей жизни 7 глава считают фундаментальную ошибку атрибуции, т. е. восприятие поведения как обычно соответственного внутренним диспозициям, предубеждением соответствия.

Все же результаты тестов свидетельствуют о том, что необъективность проявляется даже тогда, когда мы ознакомлены о ситуационных силах, к примеру когда мы знаем, что позиция, навязанная участнику дискуссии, – не наилучшая база для выводов о его настоящих Социальная психологии в моей жизни 7 глава установках (Croxton & Morrow, 1984; Croxton & Miller, 1987; Reeder et al., 1987) либо что задающий вопросы имеет преимущество перед участником викторины (Johnson et al., 1984). Грустно сознавать, что мы с вами ознакомлены о том соц процессе, который искажает наше мышление, и все таки подвержены ему. Может быть, это происходит поэтому, что для оценки Социальная психологии в моей жизни 7 глава зависимости поведения окружающих от соц воздействий требуется больше умственных усилий, чем для его разъяснения их диспозициями (Gilbert et al., 1988, 1992; Webster, 1993). Схожий поход похож на ход мыслей занятого человека: «Это не очень не плохая база для суждения, но она ординарна, и к тому же у меня просто нет времени, чтоб взять Социальная психологии в моей жизни 7 глава в расчет чего-нибудть ещё».

{Базовая ошибка атрибуции.Люди предрасположены к тому, чтоб разъяснять поведение окружающих их внутренними диспозициями. Время от времени схожее разъяснение оказывается правильным. Посреди тех, кто по выходным денькам преобразуется в байкеров, много и тех, кто всю неделю занимается умственным трудом}

Этот процесс Социальная психологии в моей жизни 7 глава адаптивен в почти всех отношениях (психологи вообщем считают, что даже наша предвзятость служит некий цели, ибо природа отбирает тех, кому она характерна). Диспозиционная атрибуция поведения более эффективна, ежели ситуационная. Более того, наши диспозиции часто приводят нас к выбору ситуаций, в каких мы желаем оказаться. Ограниченная одежка банкиров может отражать Социальная психологии в моей жизни 7 глава не только лишь требования, предъявляемые к ним профессией, да и то, что выбравший её человек по собственной природе консервативен (Gilbert & Malone, 1995). Предположив, что банкир более консервативен, чем живописец, вы, вероятнее всего, не ошибетесь. Некие ситуации и по сути – плод наших собственных усилий. Более того, следя человека в некий одной роли Социальная психологии в моей жизни 7 глава (банкира, преподавателя либо бабушки), мы идиентично отлично можем спрогнозировать его поведение независимо от того, чему приписываем его – исполняемой им роли либо его диспозиции. Только тогда, когда мы смотрим за человеком в новейшей для него ситуации, прогнозы, основанные на диспозиции, способны ввести нас в заблуждение.

(– Как мне надоело нытье безработных Социальная психологии в моей жизни 7 глава! Оказывается, у нас «дефицит рабочих мест». Черт побери, на данный момент всем тяжело!


socialnaya-i-pravovaya-diagnostika-associativnogo-i-deviantnogo-povedeniya-detej.html
socialnaya-infrastruktura-i-ee-sostoyanie.html
socialnaya-infrastruktura-vstupitelnoe-slovo-glavi-barabinskogo-rajona.html